Не говори Богу, что у тебя есть проблема, а повернись к проблеме лицом и скажи ей, что у тебя есть Бог...

понедельник, 31 января 2011 г.

Любовь и веру подай всем людям!!!


 (284x400, 29Kb) "Странник" - таков псевдоним замечательного мыслителя, богослова, православного поэта, архиепископа Сан-Францисского Иоанна (Шаховского). Автор глубоких сочинений, касающихся более всего смысла жизни, архиепископ Иоанн почти не известен у себя на родине. А между тем его книги и статьи, его размышления в прозе и в стихотворной форме заслуживают самого внимательного прочтения. В наше время сумасшедшей погони за материальными благами все так быстро изменяется и гибнет. Сочинения архиепископа Иоанна помогают это понять.


Молитва о молитве


Молитву, Боже, подай всем людям.
Мы так немудры, а - всех мы судим.
В нас нет молитвы и нет виденья,
Нет удивленья и нет прощенья.
Нас неба мудрость найти не может,
И наша скудость нас мучит, Боже.
Дай из пустыни нам выйти ныне,
Мы алчем, жаждем в своей пустыне.
Мы дышим кровью и рабским потом,
А смерть за каждым, за поворотом.
Любовь и веру подай всем людям,
В нас нету меры, но мы не будем
Ни жизни сором, ни злом столетий -
Прости нас, Боже, Твои мы дети!


http://palomnic.org/poet/dyx/1/


Князь Димитрий Алексеевич Шаховской происходил из старинного дворянского рода Шаховских, ведущего свое начало от Рюрика и святого князя Владимира. Его дед, генерал Иван Леонтьевич Шаховской, принимал участие в Бородинском сражении. «Чувством русскости», по его собственному признанию, он был более всего обязан своему отцу, Алексею Николаевичу, предводителю дворянства в городе Венев Тульской губернии и камергеру Двора.


Родился Димитрий 23 августа (ст. ст.) 1902 года в Москве. Осенью 1915 года он поступил в Императорский Александровский лицей, но занятия в нем прервались революцией 1917 года. Семнадцатилетним юношей Димитрий принял кратковременное участие в Белом движении. С 1920 года жил в изгнании.


Все, что он получил в детстве и юности, в кругу семьи, пригодилось ему в дальнейшей жизни. Ему было легко общаться и со скромными, незаметными людьми, и с высокопоставленными особами. И те, и другие становились его духовными детьми. В их числе были великая княгиня Ольга Александровна Романова, сестра царя-мученика Николая II, которую по ее завещанию архиепископ Иоанн напутствовал перед смертью и отпевал, а также генерал П. Н. Краснов.


Димитрий начал учиться в 1921 году в Париже в Ecole Libre des Sciences Politiques и жил чисто светской, во многом, по его признанию, легкомысленной жизнью. «Вглядываясь в то отдаленное, что было со мною в юности, — вспоминал он, — я вижу лишь цепь благодеяний Божиих и вереницу моих отступлений от Божиих законов. Я не знал тогда, что религиозная духовная жизнь с ее абсолютными законами причин и следствий духовных касается так близко, так неотразимо всех людей. Я не знал также, что физическая жизнь человека и мира идет по духовным законам и направлена к духовной цели спасения человека в вечности, и что самое понятие закона духовно. В юности мы мало об этом думаем».


Димитрий принадлежал к первой группе русского студенчества, поступившей в 1922 году в Лувенский университет, старейший университет Европы (Бельгия). В это время в молодом человеке пробуждается поэтический дар. Начиная с 1923 года Димитрий Шаховской выпускает три поэтических сборника: «Стихи» (1923), «Песни без слов» (1924), «Предметы» (1925). Он начинает издавать в Брюсселе литературный журнал «Благонамеренный», с которым сотрудничают лучшие писатели Русского зарубежья: И. Бунин, В. Ходасевич, А. Ремизов, М. Цветаева и другие. В нем рано проявляется склонность к философии — его статьи печатаются в журнале Н. А. Бердяева «Путь». Юноша не лишен также литературного дара. В 1924 году в Брюсселе он становится членом Бельгийского Пен-клуба и общается с известными поэтами и писателями: Полем Валери, Честертоном, Полем Клоделем, братьями Торо, Бласко Ибаньесом.


И вдруг, оставив все светское, Димитрий по совету своего духовного отца, епископа Вениамина (Федченкова), принимает монашество. Впрочем, внутренняя подготовка к этому событию давно зрела в глубинах его души, и об этом ему неоднократно подавались знаки. Он так говорил об этом: «Таинственно, непостижимо выявлялась передо мной и во мне вся жизнь более глубокая и прекрасная, чем та, которую мог видеть мой взор в человеческой самой утонченной культуре. Никаких разочарований в жизни у меня не было. Господь меня привлек к Себе только одной любовью. В свете ее побледнела и исчезла всякая иная любовь. Во внешнем мире все благоприятствовало мне и открывало свои перспективы. Но Господь стал открывать моим внутренним очам Свой небесный и земной мир, и очи мои стали открываться к видениям и постижениям духа. Сокровенный сердца человек, о котором говорит апостол Петр, в нетленной красоте своей оказался для меня гораздо значительнее всех ценностей и всех радостей земли… я понимаю, что это было призвание, призыв воли моей на служение воле Божией. Я связывался любящей рукой Небесного Отца, она освобождала меня от неистинной моей жизни… Я полюбил сущность Церкви, ее мудрость, ее единство во всех народах, культурах и веках, несмотря на многие ее формы. К Слову Божию у меня появилось в это время глубокое личное чувство: я понял, что Евангелие не есть только идеальная истина для всего мира, но и личное, всякий раз неповторимое слово, письмо Бога ко всякому человеку в мире, письмо, прочитываемое человеком лишь в меру его духовного сознания».


Исполнив благословение духовника, Димитрий принял в день своего 24-летия постриг на Афоне с именем Иоанн в честь апостола любви святого Иоанна Богослова и никогда не усомнился в правильности выбранного пути. «С Афона я уехал в новую жизнь в новой одежде», — вспоминал он позднее. Далее последовало учение в Свято-Сергиевском богословском институте в Париже и рукоположение митрополитом Евлогием во иеродиакона.


В 1927 году владыка Вениамин (Федченков) рукоположил Иоанна в иеромонаха и, по словам последнего, «вывел его на орбиту Церкви». Пастырство его началось в Югославии, в Белой Церкви, где он оставался с 1927 по 1931 год. До Второй мировой войны отец Иоанн совершал миссионерские путешествия по всем странам Европы.


С 1932 года он был настоятелем Свято-Владимирского храма в Берлине, который чудом уцелел среди развалин и разрывающихся бомб во время Второй мировой войны. Одновременно отец Иоанн был благочинным всех православных церквей в Германии, вел большую миссионерскую работу среди русских военнопленных. Об этом времени он вспоминал так: «Мой берлинский приход святого князя Владимира был не только местом моей приходской работы, но стал центром работы печатной, миссионерской и благовестнической. За эти годы пришлось издать много книг и посетить все, кроме Албании, страны Европы со словом благовествования людям русского рассеяния. Особенно утешительными и плодотворными были мои лекционные поездки в Латвию, Эстонию и Финляндию, где оставалось коренное русское население. Оттуда с пограничной вышки, около древнего Изборска, я видел русские поля. Не думалось тогда, в начале 1930-х годов, что через десять лет придется встретить тысячи русских людей в своей берлинской церкви… Мы увидели, что, несмотря на отпадение многих, Русь остается такой же, какой была тысячелетие, — крещеной, к Богу стремящейся, веру в сердце носящей...»


После войны, в 1945 году, отец Иоанн уезжает ненадолго в Париж, а затем, в 1946 году, по приглашению своего духовного сына — известного авиаконструктора и предпринимателя И. И. Сикорского — едет в Америку. Затем три года архимандрит Иоанн служит в Лос-Анджелесе. В 1947 году он хиротонисан во епископа Бруклинского Американской Православной Церкви. С 1950 года он — епископ Сан-Францисский и Западно-Американский, с 1961 года — архиепископ . С мая 1975 года находился на покое.


Умер владыка 30 мая 1989 года в Санта-Барбаре. Похоронен на сербском кладбище.


Архиепископ Иоанн — автор многих литературных и богословских трудов, бесед, проповедей, которые переведены на разные языки. Его перу принадлежат книги: «Время веры» (Нью-Йорк, 1954), «Письма о вечном и временном» (Нью-Иорк, 1960), «Листья древа (опыт православного духоведения)» (Нью-Йорк, 1964), «Книга свидетельств» (Нью-Йорк, 1965), «Московский разговор о бессмертии» (Нью-Йорк, 1972), «К истории русской интеллигенции» (Нью-Йорк, 1975), «Биография юности» (Париж, 1977), «Вера и достоверность» (Париж, 1982) и другие.


На протяжении сорока лет владыка был автором и ведущим постоянной рубрики радиостанции «Голос Америки» — «Беседы с русским народом». Это дело он считал самым главным своим служением Господу и духовной помощью русскому народу в годы атеизма. Он так говорил об этом: «Каждый воскресный день с начала пятидесятых годов я имел радость входить словом своим во многие дома и корабли мира, где понятно русское слово, и слух человека открывается к великой истине о Боге, Отце людей, и о живой, бессмертной человеческой душе». (Православие.ру)
 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.