Не говори Богу, что у тебя есть проблема, а повернись к проблеме лицом и скажи ей, что у тебя есть Бог...

воскресенье, 11 декабря 2011 г.

По делам моим приемлю...

Почему мы прилепляемся сердцем к земным вещам? Причина очевидна: мы не помним, что нас ожидает смерть. Или не верим. Но к тем, кто не верит в вечную жизнь, у меня нет слова, а мы-то, верующие люди, почему полностью погрузились в земное? Потому что умом верим, а по вере не живем, и что еще хуже - не хотим жить по вере и не каемся в этом.


Святые отцы пишут, и наш малый духовный опыт нам говорит, что всякая скорбь, которую Бог посылает, если мы ее принимаем без ропота, приносит нам духовный плод. А всякое утешение, не только греховное, но даже невинное, нас надмевает, и если мы без внимания, без внутреннего самоукорения его принимаем, то оно нам вредит. А всякая похвала, всякий успех, всякое наше доброе дело соблазняют нас еще и на гордость.

Мы можем умереть в любую секунду, и сразу - конец иллюзиям. Все, что нам казалось плохим, на что мы роптали, о чем сожалели, оказывается, было нам на пользу. Если кто-то нас поругал, не почтил, воздал нам за наше добро злом, но мы приняли это от Бога с благодарностью и потерпели, то все это послужило очищению наших душ и подготовке их к вечному блаженству. А всякое утешение, которое мы бездумно и без покаяния принимали, наоборот, разлагало нас и делало к вечному блаженству неспособными.

И вот если бы мы сейчас умерли, то сразу бы и поняли, что все, чему мы радовались, чего искали, ради чего, может быть, жертвовали временем и силами, все это было нам во вред, потому что мы искали плотского - а не духовного, временного - а не вечного.

Если всеблагой Бог не исполняет наше благое желание, очевидно, Он уготовил нам нечто лучшее.




 Наше фарисейское рассуждение

Когда раскаявшаяся блудница омывала слезами ноги Спасителя, фарисей Симон подумал: Если бы Он был пророк, то знал бы, кто и какая женщина прикасается к Нему, ибо она грешница (Лк. 7, 39). Фарисею было очевидно, что святой не позволил бы прикоснуться к себе падшему человеку, он должен был бы, если не обругать и выгнать, то, по крайней мере, с презрением отстраниться от грешника. Симон был уверен, что знает, как поступают святые и как следует себя вести Помазаннику Божию.

Но и мы, и мы тоже знаем! Знаем, как вести себя святым и как - Богу. Когда Бог поступает не по-нашему, мы ропщем на Него. Впрочем, в этом до конца не идем, потому что вопрос встает уж очень остро: или отступить перед волей Всемогущего, или вовсе отречься от Него. Отречься же мы не решаемся, но и не смиряемся, а как бы затаиваемся и, в глубине души оставаясь при своем недовольстве, лицемерно воздыхаем: “Да будет воля Господня”.

Так мы Бога кое-как терпим, но с ближними всегда и до конца принципиальны: если кто-то ведет себя не так, как я считаю правильным, то он грешник, а если при этом он мне лично чем-то досадил, то заслуживает немедленной Божией кары.

Если же человек поступает, как я считаю, по-святому да если к тому же и хвалит меня, то он явно святой и прозорливец. Вот образ нашего духовного рассуждения. Если мы от него не отречемся и не начнем рассуждать по заповедям Божиим, плохо наше дело.




Смерть - врата в вечность

Смерть - не выход куда-то вовне, а переход в иное измерение, провал в глубь себя. “Царствие Божие внутрь вас есть”, - сказал Христос (Лк. 17,21).

Мы привыкли видеть в смерти только зло, но, хотя смерть сама по себе - зло, для нас, духовно мертвых, она стала вратами в вечную жизнь. Поэтому смерть - отчасти зло, а отчасти милость Божия. Если бы мы помнили о том, что наша временная жизнь с ее бессмысленной суетой кончится, и нам предстоит суд Божий, то по-другому бы ко всему относились. Воспоминание о смерти, не как об исчезновении, а как о вечной блаженной жизни или вечной муке, возвращает нас к реальности и ставит все на свои места в нашем сознании. Еще не в сердце.

Но когда в нашем сознании будет все на своих местах, когда будем знать, что действительно полезно, а что вредно, тогда постепенно и сердце наше будет склоняться к истине, исправляться по заповедям Божиим.




 Не хотим сокрушаться сердцем

Сказано в 50-м псалме: “Сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит”, а мы не хотим, чтобы сердце наше сокрушилось, мы его бережем, нам его жалко, и мы всеми силами стараемся избегнуть скорбей. И даже когда все-таки скорби приходят, прорывается к нам Бог, - мы усиленно гоним от себя мысли о смерти, о вечности и о Страшном суде. Поэтому сердца наши остаются несокрушенными, нераскрытыми, и Бог не может войти в нас, чтобы спасти.




Где мы будем распяты ?

Если признаем правду Божию и свою вину перед Ним и перед людьми, то распинаемся по правую руку от Господа, и если помолимся (попросим, как евангельский разбойник), то нынче же будем с Ним в раю (см. Лк. 23,39-43). А если не признаем, то все равно будем законно распяты, но по левую руку.

Если же возлюбим Бога и ближнего, то так исполним закон Христов (см. Гал. 6,2) и сораспнемся с Ним на Животворящем Кресте.    

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.